666

666

Бизнес под вывеской «Франчайзинг»

В столице появляется все больше фирм, работающих на основе франчайзинга. Это сравнительно новый вид бизнеса для нашей страны. Особенно часто на таких условиях работают торговые компании и фирмы сферы услуг: кафе, автосервисы. Специалисты говорят, что франчайзинг выгоден каждой стороне соглашения.
Франчайзингом называют вид бизнеса, при котором известная и раскрученная компания (франчайзер) продает маленьким фирмам (франчайзи) свое имя, марки, бренды, предоставляет своих поставщиков сырья, а также передает другие исключительные права, которые стороны обозначают в договоре концессии (глава 54 ГК).
В развитых странах франчайзинг уже давно получил широкое распространение. Теперь и московские предприниматели смогли оценить достоинства этого бизнеса. При таком виде взаимоотношений «раскрученной» компании для дальнейшего развития не нужно открывать филиалы и расширять штат сотрудников, а значит, расходовать значительные суммы. С другой стороны, любой предприниматель – даже с ограниченными денежными средствами – может начать свой бизнес, используя торговую марку уже известной на рынке компании, без особых трат на рекламу и технологические разработки. Для этого он попросту купит у франчайзера «исключительные права» на открытие фирмы (франшизу), которая сможет торговать под именем этой известной компании. «Родительская» фирма обязательно обучит «дочернюю» методике ведения своего бизнеса, познакомит с поставщиками качественной продукции, при необходимости предоставит нужную для работы информацию.
Словом, этот вид бизнеса выгоден для обеих сторон. Подтверждением тому служит немалое количество российских торговых марок, принадлежащих компаниям, работающим по франчайзингу. Например, производители бухгалтерского программного обеспечения, кафе быстрого обслуживания, суши-бары, кофейни, супермаркеты.
Ответственность франчайзи
Егор Иванов, предприниматель-франчайзи, рассказал, что помимо преимуществ у него появились и определенные проблемы: «Представители малого бизнеса, покупая франшизу, могут за сравнительно короткий срок наладить дело и получить прибыль. Таким образом, они добиваются ощутимых преимуществ перед конкурентами. Это с одной стороны. С другой – использование чужого товарного знака, фирменного наименования и других возможностей налагает большую ответственность».
Приобретатель прав обязан обеспечить соответствующие качество выпускаемой продукции и уровень обслуживания. Таковы условия договора франчайзинга. Это значит, что он обязан неукоснительно соблюдать инструкции и указания «родительской» компании по использованию предоставленного комплекса исключительных прав. В том числе они касаются внешнего и внутреннего оформления коммерческих помещений, используемых франчайзи в своей деятельности. «Дочерняя» фирма должна оказывать покупателям дополнительные услуги, на которые те могли бы рассчитывать, приобретая конкретный товар непосредственно у известной и раскрученной компании. Кроме того, франчайзи должен проинформировать покупателей о том, что он использует фирменное наименование, коммерческое обозначение, товарный знак или иное средство индивидуализации по договору франчайзинга (ст. 1032 ГК).
Но г-н Иванов говорит, что такой обширный перечень обязанностей ни в коем случае не должен смущать потенциального франчайзи, поскольку «родительская» компания, прежде чем позволит открыть «дочернюю» фирму, обязательно выделит специальный персонал, который будет контролировать ее деятельность и при необходимости указывать на недочеты и исправлять их. Работу этих сотрудников оплачивает опять-таки франчайзер. К ним относятся специалисты по организации руководства, кадровые работники, разработчики тренингов и эффективных алгоритмов работы, креативные директора, арт-менеджеры и другие.
Помимо этого, «продавцы» предоставляют уже обученных работников непосредственно для конкретных торговых точек. Допустим, для салона сотовой связи будут заранее готовы специалисты, разбирающиеся в моделях телефонов и комплектующих, а также в различных тарифных планах столичных операторов.
Правда, по словам Егора Иванова, «к сожалению, фирме-франчайзи никто не предоставляет и не обучает бухгалтера. Поэтому финансового работника находят обычными способами – через собеседования и тестирования».
При продаже «частички» своего дела франчайзер расскажет обо всех гигантских преимуществах такого бизнеса. Честный предприниматель может «вспомнить» и о недостатках – большая ответственность предпринимателя и контроль со стороны франчайзера. Единственное, чего он точно не сделает, – не расскажет, какие налоговые последствия ожидают предпринимателя – приобретателя прав. В этих подробностях будет разбираться непосредственно бухгалтер фирмы, нанятый генеральным директором. Об основных особенностях бухгалтерского учета для фирм, купивших франшизу, рассказала Елена Конева, консультант крупной консалтинговой компании.
На что тратится фирма-франчайзи
Согласно налоговому законодательству доходы, полученные предпринимателем, работающим под вывеской компании-франчайзера, облагаются налогом на прибыль организаций в обычном порядке. А вот схема определения расходов, уменьшающих базу по налогу на прибыль, напротив, имеет ряд характерных особенностей.
Какие же расходы обычно возникают в деятельности франчайзи? Во-первых, стоит сказать, что договор франчайзинга обязательно подлежит государственной регистрации (ст. 1028 ГК). В некоторых случаях он еще должен регистрироваться и в Роспатенте. В документе может быть предусмотрено, что расходы на регистрацию договора в Роспатенте несет франчайзи. Такие затраты бухгалтеру следует включить в состав прочих расходов, связанных с производством и(или) реализацией (подп. 1 п. 1 ст. 264 НК).
Во-вторых, по договору франчайзи получает «пакет» исключительных прав за определенное денежное вознаграждение, причитающееся их владельцу. По словам Елены Коневой, вознаграждение может быть нескольких видов: паушальное (разовое), роялти (каждый период), а также смешанное: паушальный платеж после заключения договора плюс периодические платежи (ежемесячные или ежеквартальные) в течение срока его действия.
Вознаграждение в форме роялти может быть определено либо как ежемесячная (ежеквартальная) фиксированная сумма, либо как расчетная величина, зависимая от критериев, установленных сторонами. Например, в процентах от выручки продукции, реализованной франчайзи в рамках договора франчайзинга.
Суммы паушального платежа и роялти, выплачиваемые владельцу торговой марки, бухгалтер будет учитывать в составе расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль (подп. 37 п. 1 ст. 264 НК).
Г-жа Конева рассказала, что иногда вознаграждение устанавливается в виде дополнительной наценки на оптовую цену товара. Франчайзер продает франчайзи товары, которые тот будет перепродавать по ценам, превышающим стоимость закупки у поставщика. Сумма превышения разделится на две составляющие – выручка франчайзи и вознаграждение для франчайзера. Оно обычно определяется как фиксированная часть общей суммы превышения. «В этом случае расходы на выплату вознаграждения в целях налогообложения не рассматриваются отдельно, – говорит Елена Конева. – Значение имеет вся сумма, уплаченная франчайзеру за переданные «дочерней» фирме товары».
В-третьих, как было отмечено выше, «родительская» компания обязана обучить франчайзи технологии своей работы. Ведь покупателям должен быть предложен качественный товар под известной маркой.
По словам Елены Коневой, плата за обучение обычно покрывается за счет паушального платежа. Но иногда она выделяется в договоре отдельной строкой и вносится отдельно. В этом случае затраты франчайзи по оплате обучения бухгалтер должен полностью включить в состав прочих расходов, связанных с производством и(или) реализацией. Основанием г-жа Конева считает подпункт 49 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса.
В-четвертых, расходы в виде покупной стоимости товаров, приобретаемых у «родителя». Эти затраты могут учитываться двумя способами. Если речь идет о товарах с дополнительной наценкой для компании-франчайзера, то эти затраты в виде их покупной стоимости бухгалтер включит в состав расходов, связанных с реализацией (ст. 268, 320 НК). Если же «дочерняя» фирма закупает сырье, материалы, полуфабрикаты, которые он («родитель») затем использует в производстве, то затраты на их приобретение относятся к материальным расходам (ст. 254 НК).
Елена Конева говорит, что порядок признания расходов зависит от выбранного бухгалтером метода (кассовый или начисления). При кассовом методе затраты франчайзи всегда учитываются после их фактической оплаты в установленном порядке (ст. 273 НК). При применении данного метода, хотя это и произойдет только после оплаты расходов, последние признаются полностью.
При методе начисления ситуация иная. Расходы бухгалтер учтет в том периоде, к которому они относятся исходя из условий сделки, независимо от времени фактической выплаты денежных средств с учетом требований статей 318–320 Налогового кодекса (ст. 272 НК). То есть при осуществлении расходов период их учета определяется документом, в соответствии с которым они осуществлены. Кроме того, если по условиям договора получение дохода происходит в течение более чем одного отчетного периода и поэтапная сдача товаров не предусмотрена, расходы распределяются по принципу равномерности. «Поэтому если договор франчайзинга заключен, например, сроком на пять лет, расходы на выплату паушального платежа учитываются ежемесячно в размере 1/60 или ежеквартально – как 1/20 от полной суммы», – поясняет г-жа Конева.
Сказанное не распространяется на роялти, поскольку оно выплачивается периодически. При методе начисления роялти признается полностью в том периоде, к которому относится.
Как франчайзи получает вычет
Безусловно, вознаграждение франчайзера за предоставление исключительных прав включает НДС. Елена Конева говорит, что в целях исчисления этого налога его деятельность квалифицируется как оказание услуг. Поэтому франчайзи должен иметь на руках счет-фактуру на сумму вознаграждения и соответствующую сумму НДС.
Фирма имеет право уменьшить общую сумму налога, вычисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса, на установленные налоговые вычеты (п. 1 ст. 171 НК). Вычетам подлежат суммы НДС, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров, если они предназначены для использования в операциях, облагаемых этим налогом. Кроме того, фирма должна принять продукцию на учет, заплатить НДС, а факт оплаты подтвердить соответствующими документами. Также у компании должен быть счет-фактура, выставленный поставщиком товаров.
Все перечисленные условия нужно выполнить. Тогда, уплатив «родителю» паушальный платеж, франчайзи вправе вычесть весь налог на добавленную стоимость, приходящийся на эту сумму. Если вознаграждение выплачивается в форме роялти, франчайзи имеет право на вычет НДС, приходящегося на сумму роялти, каждый раз после его уплаты.
Налоговый вычет со стоимости иных услуг (работ), купленных в рамках договора франчайзинга, производится в общем порядке по правилам главы 21 Налогового кодекса. То же касается и порядка уплаты франчайзи НДС со стоимости реализуемых им товаров.
Тонкости налогообложения имущества
Как известно, налогом на имущество предприятий облагаются основные средства, нематериальные активы, запасы и затраты, находящиеся на балансе плательщика.
Елена Конева еще раз подчеркнула, что «по договору франчайзинга предоставляется лишь возможность использовать принадлежащие ему средства и иные объекты исключительных прав. Франчайзер не передает (не переуступает) эти права франчайзи».
Поэтому нематериальные активы, полученные в пользование, бухгалтер «дочерней» фирмы учитывает на забалансовом счете в оценке, принятой в договоре. Об этом сказано в пункте 26 Положения по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов» (ПБУ 14/2000), утвержденного приказом Минфина от 16 октября 2000 г. № 91н. В рабочем плане счетов организации может быть предусмотрен забалансовый счет «Исключительные права, полученные в пользование по договору коммерческой концессии».
Таким образом, учитывая, что право на использование указанных объектов отражается бухгалтером на забалансовом счете, стоимость полученных объектов в среднегодовую стоимость имущества для расчета налога не включается.
В налоговую базу включается сумма, отраженная в активе счета 97 «Расходы будущих периодов» (п. 4 инструкции Госналогслужбы от 8 июня 1995 г. № 33 «О порядке исчисления и уплаты в бюджет налога на имущество предприятий»). Значит, расходы в виде уплаченного франчайзеру паушального платежа будут облагаться налогом на имущество.
По словам Елены, это объясняется следующим. Если комплекс исключительных прав, полученных в пользование на определенный срок, оплачивается путем перечисления разового платежа, указанные затраты в бухгалтерском учете квалифицируются как расходы будущих периодов. Следовательно, они отражаются на соответствующем субсчете счета 97 и подлежат списанию в течение срока действия договора (п. 26 ПБУ 14/2000).
Справочно
Франчайзер – компания, продающая другим фирмам право на использование собственной торговой марки по договору франчайзинга.
Франчайзи – фирма, купившая по договору франчайзинга право на использование чужой торговой марки. Независим от франчайзера.
Франшиза – право франчайзи на организацию предприятия для осуществления деятельности под торговой маркой франчайзера.>
«Родительская» фирма обучит «дочернюю» методике ведения бизнеса, познакомит с поставщиками, при необходимости предоставит нужную для работы информацию
Справочно
Паушальный платеж – первоначальный единовременный платеж франчайзеру; выкуп права пользования его торговой маркой.
Роялти – периодические отчисления франчайзеру, выплачиваемые в течение всего срока действия договора франчайзинга и устанавливаемые в фиксированной сумме либо в процентах от дохода франчайзи.


Работа по гарантии

Многие московские поставщики требуют от партнера обеспечения обязательств, стараясь снизить риск невыполнения договора контрагентом. При этом компании-покупатели могут выбрать банк в качестве гаранта. Но это не безвозмездная услуга. Значит, бухгалтер фирмы-покупателя должен решить, как учесть вознаграждение банка.
«Подстраховка»
У столичных фирм есть несколько способов обеспечить исполнение обязательств для того, чтобы убедить партнеров в своей надежности. Например, поручительство, задаток или банковская гарантия (ст. 329 ГК).
По правилам банковской гарантии фирма-покупатель (принципал) поручает банку или другому кредитному учреждению (гаранту) выдать письменное обязательство своему контрагенту (бенефициару). По этому документу гарант заплатит причитающуюся сумму за фирму-должника, если она нарушит условия договора и не сможет выплатить долг самостоятельно (ст. 368, 374 ГК).
Но банк отдаст деньги, только если бенефициар предоставит ему письменное требование, приложив указанные в гарантии документы. То есть в этой «заявке» кредитор должен указать причины, по которым принципал не может выполнить свои обязательства по соглашению с бенефициаром. Причем требование должно быть предъявлено в течение оговоренного в договоре гарантии срока. После этого банк-«поручитель» должен проверить, соответствуют ли представленные документы условиям гарантии. Если банк выяснит, что документы и само требование не отвечают условиям гарантии, то он вправе отказать бенефициару в выплате. В другом случае гарант заплатит. Однако банк несет ответственность только в пределах оговоренной в договоре суммы, то есть бенефициар не может потребовать дополнительного возмещения (ст. 377 ГК).
Кроме того, бенефициар не может передать другим организациям свое право требования гарантии к банку, если это не было оговорено в тексте соглашения (ст. 372 ГК).
Также гарант может потребовать в порядке регресса, чтобы принципал возместил ему выплаченные бенефициару суммы, если это право было предусмотрено в договоре. Банк не может взыскать с фирмы-покупателя расходы, возникшие при уплате бенефициару сумм, не соответствующих условиям гарантии. Правда, возмещение этих трат может быть прописано в соглашении.
Напомним, что принципал должен выплатить банку вознаграждение за предоставление гарантии бенефициару (п. 2 ст. 369 ГК). Вознаграждение может быть установлено в процентах от суммы обязательства или иметь фиксированный размер. Если же размер «награды» не указан в договоре, то он определяется как цена за аналогичные услуги при сравнимых обстоятельствах. Если же банк предоставляет гарантию безвозмездно, то такая сделка станет ничтожной (ст. 168 ГК). Дело в том, что законодатели прямо указывают на возмездный характер этого договора. Таким образом, принципал должен оплатить услуги банка, а следовательно, ему нужно будет учесть сумму вознаграждения в составе затрат.
Учтем вознаграждение
Фирма может получить банковскую гарантию, например, в счет поставки товаров или для получения займа. В зависимости от причины будет меняться порядок учета вознаграждения банка при расчете базы по налогу на прибыль.
Выдача банковской гарантии относится к банковским операциям (п. 8 ст. 5 Закона от 2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской деятельности»). А бухгалтер может включить издержки на оплату услуг банков либо в состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, либо отнести к внереализационным (подп. 25 п. 1 ст. 264, подп. 15 п. 1 ст. 265 НК). С этим согласны и столичные налоговые инспекторы (письмо УФНС по г. Москве от 11 марта 2005 г. № 20-12/15334). Естественно, бухгалтер сможет учесть затраты по оплате услуг банков в составе расходов при расчете базы по налогу на прибыль, если они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Кроме того, расходы должны быть документально подтверждены и экономически оправданы (п. 1 ст. 252 НК). Если все эти условия выполнены, то бухгалтеру нужно только определить, к какой именно из групп относятся траты на вознаграждение.
Предположим, организация заплатила банку вознаграждение за предоставление гарантии в счет поставки товаров или материалов, тогда бухгалтер включит расходы по получению «поручительства» в прочие издержки. Дело в том, что в этом случае траты на выплату «награды» гаранту связаны с производством и реализацией.
Если же затраты на получение банковской гарантии не связаны напрямую с производством и реализацией, то их можно отнести к внереализационным расходам (подп. 13 разд. 5.4 приказа МНС от 20 декабря 2002 г. № БГ-3-02/729). Например, фирма решила получить гарантию, чтобы взять кредит в банке. Если «поручительство» по этому займу не связано с приобретением основных средств, то расходы по такой гарантии нужно учитывать в составе внереализационных (письмо МНС от 21 мая 2004 г. № 02-5-11/98).
В бухгалтерском учете счетный работник фирмы может также включить в себестоимость расходы на оплату вознаграждения банка за предоставление гарантии, если «поручительство» является обязательным условием договора купли-продажи сырья. Дело в том, что фактической себестоимостью материально-производственных запасов является сумма затрат на их приобретение (п. 6 ПБУ 5/98, утв. приказом Минфина от 15 июня 1998 г. № 25н). Значит, стоимость продукции, изготовленной из этого сырья, может увеличиться на сумму выплаченного банку вознаграждения по гарантии (письмо УМНС по г. Москве от 22 июня 2001 г. № 03-12/28590). По такому же принципу бухгалтер учтет банковскую «награду», если гарантия предоставляется на получение займа для приобретения сырья и материалов.
Если же организация взяла кредит для других целей, то бухгалтер отразит сумму вознаграждения банку по гарантии в составе операционных расходов на счете 91 «Прочие расходы». Такой порядок установлен в пункте 11 Положения по бухгалтерскому учету 10/99, утвержденного приказом Минфина от 6 мая 1999 г. № 33н.
Мнение
Евгения Свиридова, бухгалтер торговой фирмы, говорит: «Я считаю, что банковская гарантия выгодно отличается от других видов обеспечения обязательств. Ведь она позволяет нам не тратить нервы на взыскание с контрагента суммы долга. Есть банк-гарант, к которому мы можем напрямую обратиться с требованием вернуть деньги или оплатить сумму по договору».
Мнение
Александр Покровский, специалист аудиторской фирмы, считает, что банковская гарантия удобна не только для бенефициара, но и для принципала. Фирма, предоставившая контрагенту гарантию, может купить продукцию с отсрочкой платежа или без предварительной оплаты. К тому же эта компания может снизить налогооблагаемую прибыль на расходы по оплате вознаграждения банку за предоставление гарантии».




Тест на добросовестность для столичных фирм

Недавно в жизни российского бизнеса произошло знаковое событие. Президиум Высшего Арбитражного Суда признал, что сотрудники налоговых служб вправе не только подавать иски о признании сделок недействительными, но и взыскивать в пользу государства все доходы, полученные по ним. 
Это в очередной раз заставило бухгалтеров задуматься, чем же оптимизация налогообложения отличается от уклонения? Кто такой добросовестный налогоплательщик? Каковы критерии его оценки? Какие сделки могут признать фиктивными и не захлестнет ли столицу волна разоблачений? Об этом читайте в нашей статье
Решение президиума Высшего Арбитражного Суда, которое очень скоро сможет преобразить российский бизнес, было вынесено в отношении автотранспортного предприятия и фирмы-поставщика. Транспортная компания закупала в больших количествах детские игрушки, после чего успешно возмещала из бюджета НДС, поскольку такая продукция облагается налогом по льготной ставке.
Налоговым инспекторам показался странным такой интерес транспортников к игрушкам. Сотрудники налоговой службы обратились в суд с просьбой признать сделки недействительными и взыскать с покупателя утаенные 7,2 миллиона рублей. Исковые требования они мотивировали тем, что договоры купли-продажи являются мнимыми, поскольку заключены с целью получения денежных средств из федерального бюджета и уклонения от уплаты НДС (ст. 170 ГК).
Дело дошло до президиума ВАС, который вынес решение, что представители ФНС вправе не только подавать иски о признании сделок недействительными, но и взыскивать в доход государства все полученное по таким сделкам обеими сторонами (постановление президиума ВАС от 15 марта 2005 г. № 13885/04).
Это решение можно назвать ключевым для современного российского бизнеса. Действительно, на какие только шаги не идут финансовые директора и бухгалтеры фирм, для того чтобы платить государству как можно меньше. Сколько схем по уходу от уплаты налога было придумано и воплощено в жизнь, сколько фиктивных сделок заключалось. Это касается не только крупных компаний, имена которых знакомы всем по громким судебным разбирательствам, но и многих-многих других.
Налоговые инспекции и раньше делали попытки расторгать сделки, направленные на минимизацию налогов. Но результатом таких процессов обычно было взыскание в доход государства лишь суммы налога, который бы компания уплатила, не заключая притворного договора.
Дата первого упоминания о решении президиума ВАС в российской прессе совпала с днем проведения семинара, организованного Ассоциацией европейского бизнеса в РФ. На мероприятие были приглашены финансовые директора, бухгалтеры и руководители многих известных фирм. Перед собравшимися выступали сотрудники администрации президента, представители Минфина, руководители крупных компаний с участием иностранного капитала. Тема семинара – «Добросовестный налогоплательщик, или Доктрина деловой цели в России: Сегодня и завтра» – имела прямое отношение к сути постановления президиума Высшего Арбитражного Суда.
Как все начиналось
Выступления сразу нескольких докладчиков на семинаре возвращали собравшихся к тому моменту, когда в России впервые заговорили о добросовестности. Этот вопрос был поднят Конституционным Судом восемь лет назад. Постановление от 12 октября 1998 года № 24-П касалось так называемых проблемных банков. В то время многие компании «минимизировали» налоговые выплаты, вступая в сговор с кредитно-финансовыми учреждениями. Перечисляя «виртуальные» деньги на счет в банке, предприниматели создавали видимость оплаты налогов, в то время как на деле в бюджет не попадало ни копейки. Без предварительного сговора реализовать подобные схемы невозможно. Однако доказать наличие преступной связи и привлечь виновных к ответственности тогда не удалось.
В результате суды предложили свое определение подобного механизма – недобросовестность. В постановлении № 24-П судьи зафиксировали положение, по которому налоговые обязательства могут считаться выполненными после списания средств со счета плательщика при наличии достаточного остатка. Хотя прежде считалось, что факта списания средств со счета недостаточно, деньги должны обязательно поступить в бюджет.
В частности, судьи сделали вывод: «Повторное взыскание с добросовестного налогоплательщика непоступивших в бюджет налогов нарушает конституционные гарантии частной собственности. Эти суммы в таком случае не являются недоимкой, поскольку конституционная обязанность по уплате налогов считается исполненной в тот момент, когда изъятие части имущества добросовестного налогоплательщика в рамках публично-правовых отношений фактически произошло».
Главная проблема, с которой уже очень скоро могут столкнуться многие столичные бухгалтеры, заключается в том, что у добросовестности до сих пор нет четкого определения.
Совесть на контроле
Один из докладчиков на семинаре Михаил Бортняев, директор департамента налоговых и юридических услуг, компании «Делойт и Туш СНГ», отметил, что в то время, как и сейчас, не существовало расшифровки понятия и критериев добросовестности. Зато судьи отметили, что налогоплательщик не несет ответственности за действия организаций, участвующих в процессе уплаты налогов. Речь шла о вовлечении банков, которые в определенный момент должны были перевести средства, но не сделали этого.
25 июля 2001 года Конституционный Суд выпустил определение № 138-О. Этот документ до сих пор считается знаковым, на него и по сей день опираются арбитражные суды. В документе судьи впервые отметили, что в сфере налоговых взаимоотношений должна сохраняться презумпция добросовестности. В определении устанавливается, что обратное нужно доказывать. А заниматься этим должны представители ФНС. КС предложил контролировать предприятия в целях оценки их добросовестности.
Станислав Воскресенский, референт экспертного управления Президента РФ, познакомил участников семинара с мнением руководства: «Официальную позицию администрации президента по налогам можно узнать из двух документов: «Послание Федеральному собранию» и «Бюджетное послание Федеральному собранию». В стране назрела очевидная необходимость разграничить практику цивилизованной налоговой оптимизации и уклонение от налогов. Многих предпринимателей не удовлетворяют некоторые положения второй части Налогового кодекса. Только не нужно забывать, что при написании этого документа законодатели исходили из того, что в стране очень много жуликов. В администрации президента считают, что налоговая система должна строиться для тех фирм, которые платят. С компаниями, не делающими этого или занимающимися нецивилизованным налоговым планированием, нужно разбираться и принимать меры.
Уклонение от налогов – это преступление, мера ответственности за него записана в Уголовном кодексе. Когда гражданин отказывается от выполнения своих налоговых обязательств, то он совершает преступление, а оно должно караться. А налоговое планирование – это использование разрешенных законом вариантов для проведения той или иной сделки, у которой есть экономический смысл помимо уменьшения налоговых платежей».
Кто подтвердит добросовестность
Вадим Зарипов, эксперт Комитета по бюджету и налогам Государственной Думы, член Международной налоговой ассоциации (IFA), показал на практических примерах, как должны вести себя фирмы, для того чтобы на них не поставили клеймо недобросовестности.
По словам г-на Зарипова, часто приходится слышать, что изворотливые налогоплательщики применяют схемы с формальной точки зрения законные, но «дурно пахнущие». Но это чересчур эмоциональное высказывание – необходим и правовой критерий определения. Сегодня государство использует «тест» на добросовестность как инструмент борьбы с уклонением от уплаты налогов под видом совершения сделок, законных лишь внешне, но не по существу. То есть когда правовая форма не соответствует экономическому содержанию.
Увы, в современном бизнесе желаемое очень часто выдается за действительное. Подтверждение добросовестности – это способ установления и оценки фактических действий налогоплательщика и метод борьбы за свои права. Можно ли получить удостоверение добросовестного налогоплательщика? Предприниматели очень часто задают этот вопрос. Они говорят, что хотят быть уверены, что инспекторы не придут завтра и не пересмотрят налоговые последствия деятельности компании, обвинив ее в недобросовестности.
Как отметил Высший Арбитражный Суд, подобные официальные подтверждения невозможны (письмо ВАС от 17 февраля 2004 г. № 76). В каждом конкретном судебном разбирательстве необходимо выяснять, вел ли себя налогоплательщик добросовестно. Как указал Конституционный Суд, практически любой спор может быть рассмотрен с точки зрения недобросовестности (определение КС от 16 октября 2003 г. № 329-О). Для этого предстоит выяснить фактические подробности совершенной сделки: были ли реальные отгрузки, совершалась ли оплата, существует ли заявленный в сделке товар и многое другое.
Чтобы не возникло подозрений
Как фирма может на практике доказать свою добросовестность? Этот вопрос волнует многих столичных бухгалтеров и руководителей предприятий. Если учитывать, что в России действует презумпция добросовестности, то предприниматель не обязан подтверждать, что он невиновен (п. 6 ст. 108 НК). Если же налоговые инспекторы уверены, что в компании не все чисто, то они сами должны доказать это.
Вадим Зарипов отметил, что под недобросовестностью суды понимают совокупность подозрительных признаков. Что же может заставить налогового инспектора, пришедшего на проверку, почувствовать неладное? Допустим, доказан факт, что поставщик не уплатил в бюджет налог на добавленную стоимость или фирма провела сразу несколько операций в один день, или участники сделки «прописаны» по одному адресу. И очень часто, опираясь на такие «странности», контролер сможет заметить схему ухода от уплаты налога.
К подозрительным признакам инспектор может также отнести молодой «возраст» компании-поставщика. Использование фирм-однодневок для ухода от налогов достаточно распространено. Чиновник также может заподозрить неладное, если фирма взяла в банке беспроцентный кредит. Такие условия сделки нетипичны для рыночных отношений.
Конечно, подозрительными могут стать любые фактические неточности и несоответствия в отчетности. Очень настороженно контролеры и судьи относятся к использованию векселей, уступок, зачетов, счетов третьих фирм и любых других неденежных форм расчетов.
Однако суды делают попытку хотя бы ограничить применение этой категории и дают определение от обратного, то есть что не следует понимать под добросовестностью. Следует понимать, что для честной игры фирмам не требуется брать на себя повышенные обязательства, не предусмотренные законом.
– Добросовестность – честное выполнение своих обязанностей, – считает Вадим Зарипов. – Это определение скорее берет за основу этические категории, но в отношении правовых основ такой подход некорректен. Четкого определения добросовестности дать невозможно. И в каждом конкретном случае инспектор или судья исходя из личных представлений о справедливости вкладывает свой смысл в этот термин. Из уст юристов часто можно услышать фразу: «Добросовестность налогоплательщика остается на совести судьи и инспектора». Я не раз сталкивался с ситуацией, когда судьи на вопрос: «А как вы оцениваете, что такое недобросовестность?» – отвечают: «Это сразу видно».
Закон – дело тонкое
Налоговый кодекс далек от совершенства, а значит, границу дозволенного можно увидеть далеко не всегда. Идеальное законодательство, а тем более налоговое, создать невозможно.
Не каждый бухгалтер или финансовый директор может разобраться во всем многообразии различных правовых норм и отличить легальную оптимизацию от уклонения. Руководитель фирмы может полагать, что на законных основаниях уменьшает налоговые платежи, а во время ревизии или уже в суде выяснится, что фирма действовала недобросовестно.
– Все знают, что платить налоги нужно, но сколько необходимо перечислять, говорит только закон, – сказал г-н Зарипов. – Если налогоплательщик из-за «брака» в законодательстве не знал точной суммы налога, он не может быть признан виновным. Правда, доказать это будет очень сложно. В этом случае могут быть взысканы пени, но ни в коем случае не штрафы. Нельзя наказывать налогоплательщика за то, что он не понял закон.
Заблуждаться может каждый, только как доказать в суде, что ошибка произошла не по вашей вине? Допустим, вы направили в налоговую инспекцию запрос по расчету налога, но ответа не последовало или пришла формальная отписка. А консультант аудиторской фирмы порекомендовал не платить. Совокупность этих признаков указывает на то, что компания не имела злого умысла, а заблуждалась. По мнению Вадима Зарипова, в таких случаях никаких штрафных санкций к фирме применяться не должно.
После семинара мы решили узнать мнение самих бухгалтеров о проблеме недобросовестности. Мы поговорили с финансовым директором московской фирмы Еленой Головиновой:
– На практике фирмы должны нести судебные издержки только из-за того, что государственные службы работают совершенно несогласованно. Наша компания столкнулась с такой неприятной проблемой. Мы заплатили налог на добавленную стоимость на таможне. Представили документы для вычета НДС в налоговую инспекцию. Но ИФНС и таможня работают несогласованно, хотя я считаю, что они должны друг с другом как-то общаться. В инспекции от нас требуют, чтобы мы доказали, что фирма заплатила налог. Они аргументируют это тем, что в платежке отдельной строкой не выделена сумма НДС, хотя он и заплачен. Непонятно, почему компания должна нести судебные издержки, чтобы доказывать свою добросовестность, хотя никаких нарушений с нашей стороны не было. Причем в аналогичные ситуации попадали и многие другие фирмы нашего профиля. Суд во всех случаях встает на нашу сторону, только компенсировать судебные издержки, как и возместить налог на добавленную стоимость, не удается по несколько лет.
На прошедшем семинаре предлагалось несколько вариантов по улучшению создавшейся ситуации. Не раз предлагалось ввести в законодательство четкие критерии для разграничения оптимизации и уклонения. Также отмечалось, что необходимо повысить уровень ответственности и подконтрольности судебной системы обществу. Сделать правосудие более прозрачным, обеспечивая вместе с тем сохранность коммерческой тайны. Есть и еще один путь – создать хартию налогоплательщиков. Это поможет донести до простых бухгалтеров и руководителей компаний принципы, которые уже провозглашены, но для многих остаются непонятными.
Справочно
Статья 169 Гражданского кодекса
Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности.
Сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна.
При наличии умысла у обеих сторон такой сделки – в случае исполнения сделки обеими сторонами – в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитавшееся с нее первой стороне в возмещение полученного.
При наличии умысла лишь у одной из сторон такой сделки все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней либо причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход Российской Федерации.

Справочно
Статья 110 Налогового кодекса
Формы вины при совершении налогового правонарушения
1. Виновным в совершении налогового правонарушения признается лицо, совершившее противоправное деяние умышленно или по неосторожности.
2. Налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия).
3. Налоговое правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, возникших вследствие этих действий (бездействия), хотя должно было и могло это осознавать.
Мнение
Алексей Беклемишев, директор аудиторской компании «Финстатус»:
«Проблема добросовестности налогоплательщика намного глубже, чем кажется на первый взгляд. Практика сложилась таким образом, что налоговые инспекторы активно используют эти термины в своей работе, хотя они не зафиксированы в законе. Наиболее злободневная ситуация, когда фискалы отказывают фирме в возмещении НДС и насчитывают ей огромные пени и штрафы.
Естественно, что в таких условиях и компании, и предприниматели настаивают на том, чтобы законодатели разъяснили понятие «недобросовестный налогоплательщик». Причем не только на словах или в судебных решениях, но и чтобы определение было прописано в Налоговом кодексе. Ведь бухгалтер или предприниматель не может каждый раз догадываться, где на этот раз находится нечеткая грань между добросовестностью и недобросовестностью».
Факт
Налоговый инспектор может заподозрить фирму в недобросовестности, если:
  1. Участники сделки «прописаны» по одному адресу;
  2. Для уплаты налога используется «специальный» банковский счет, по которому не совершаются другие операции;
  3. Поставщиком выступает фирма-однодневка;
  4. Компания получила в банке беспроцентный кредит;
  5. Фирма не заплатила НДС;
  6. Предприятие провело сразу несколько сделок за один день;
  7. Бухгалтер не может объяснить противоречия, которые возникли в отчетности и т. д.
Справочно
Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. № 169-О
При оценке противоречия в применении оспариваемой заявителем нормы следует исходить также из общеправовой и конституционной презумпции добросовестности участников гражданского оборота (статья 10 Гражданского кодекса) и положения о том, что все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика (п. 7 ст. 3 НК).

2 комментария:

  1. Дрю Жан-Мари, французский рекламист, родившийся в 1947г., стал наиболее известной и знаковой фигурой в мировой рекламной индустрии. Надо заметить, что Франция - не самая рекламная страна, поэтому автор технологии Disruption впоследствии будет даже оправдываться, что создавал ее вместе с американскими коллегами. Хотя это, скорее, больше любезность по отношению к великой рекламной державе, чем правда.

    Будучи дипломированным специалистом высшей коммерческой школы (HEC) Мари Дрю начал свою карьеру с Dupuy Compton (теперь Saatchi и Saatchi) как делопроизводитель на Procter and Gamble, и в конечном счете повысился до положения исполнительного творческого директора. В 1982, он становится одним из со-основателей одного из крупнейшего и известнейшего в последствии агенства BDDP совместно с 3 компаньонами (Жан-Клод Буле, Мария-Катрин Дюпюи и Жан-Пьер Пети). При этом, успешно совмещая бизнес и личную жизнь, так одна из компаньонов Мария-Катрин Дюпюи стала его первой женой.

    В это время Жан-Мари Дрю начинает создание своей концепции, которая впоследствии превратится в новую рекламную идеологию. Главный концепт технологии Disruption, триединство «стереотип, разрыв и видение», Дрю создал в 1982 году, будучи директором в собственном агентстве BDDP. Агентство специализировалось на проблемных брендах, которые нуждались в прорывной рекламе. Тогда и была сформулирована основа методологии: поиск стереотипа, его слом и формирование нового видения торговой марки. Основу ее он изложил в статье под названием Disruption, вышедшей в 1992 году сразу в двух изданиях – The Wall Street Journal и Le Figaro. А затем и в одноименной книге, ставшей бестселлером (в русском переводе название звучит как «Ломая стереотипы»), вышедшей в 1995 году и произведшей своего рода революцию в подходе к рекламе. Книга демонстрирует нам новаторский, радикальный дух французской школы рекламы, а для развития мировой рекламной индустрии книга без преувеличения – одно из центральных явлений. Немалый интерес представляет официальный сайт книги www.disruption.com, на котором можно ознакомиться с книгой и принять участие в конкурсе наиболее “прорывных” рекламных кейсов.

    В 1998, BDDP был выкуплен группой Omnicom, которая ее объединяет с другой сетью агентств, TBWA. Жан Мари Дрю возглавляет структурную единицу - агентство, которое сохраняет имя TBWА, - занимая должность исполнительного директора, а в 2001 г. он становится президентом и главным администратором и отвечает за деятельность компании на рынках во всём мире. В 2007 Дрю оставляет пост президента группы, замененный Томом Карроллом, но сохраняет позицию Chairman.

    Жан-Мари Дрю - вице-президент французской Национальной Рекламной Ассоциации и член европейской Рекламной Ассоциации. Он работал на кинофестивале в Каннах в 1987 и 1988 годах, отвечая за наружную рекламу кинофестиваля. А также в 1993 и 1998 годах в качестве президента рекламного жюри фестиваля.

    Жан-Мари Дрю также является автором двух книг по рекламированию и маркетинговой стратегии: “Разрушение: Опрокидывание Соглашений и Встряхивания Рынков” (John Wiley and Sons Inc., 1996), и “Творческий Прыжок” (LattКs, 1985).

    Жан-Мари Дрю женат на Мари-Вирджинии Корр. Имеет Пятерых детей, среди которых два, происходящие из союза с Марией-Катрин Дюпюи.

    ОтветитьУдалить
  2. Здравей,
    Аз съм епископ T.D Jakes, частен заем кредитор, който дава живот на възможностите заеми. Имате ли нужда от заем спешно, за да изплати дълговете си или имате нужда от заем, за да се подобри бизнеса си? Вие сте били отхвърлени от банки и други финансови институции? Имате ли нужда от заем консолидация или ипотека? търси повече, защото ние сме тук, за да направи всички ваши финансови проблеми е нещо от миналото. Ние отпускат средства на лица, нуждаещи се от финансова помощ, които имат лоша кредитна или се нуждаят от пари, за да плащат сметките, да инвестират в бизнес в размер на 2%. Искам да използвам тази среда да ви информирам, че ние предлагаме надеждна и бенефициент помощ и ще бъде готов да предложи заем. Така се свържете с нас днес по електронната поща на адрес:
    (bishopjakesloancompany@gmail.com)

    ОтветитьУдалить